Дети войны полов

ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУТА… ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОБЛЕМ СЕМЬИ И БРАКА
Для начала следует заметить, что институт брака и семьи, как собственно и большинство других социальных институтов, в нынешних условиях «актуализации глобальных рынков» медленно, но уверенно превращается в нечто формальное и ведомое.
Исследования и поиски, проводимые в этой сфере, носят настолько отвлеченный, «сопутствующий» характер и настолько узкоспецифическое значение, что многие из них практически утратили всякую связь с реальностью, тем более свою эффективную «регулирующую» функцию. Собственно, вообще сама наука оказалась «в заложницах» у заинтересованного лица — инвестора. Проще сказать — капитала. Она работает над его, капитала, потребностями, выполняет его заказы, защищает его позицию (или оправдывает её отсутствие) и только малой незначительной частью связана с рациональным развитием, с познанием как таковым. Не говоря уже об общечеловеческой гуманитарной основе и соответственно — пользе такой науки, для которой человек источник знаний не «для человека», а для управления и влияния на него в целях получения прибыли и стало быть власти.
Большинство современных государств, эти образования эпохи Макдональдс и синтетических наркотиков, всецело заняты своим, территориальным обслуживанием интересов корпоративных капиталистических рынков. Они уже не озабочены реальным состоянием семьи и пола, в рамках которого всецело и лежит процесс воспроизводства человека и в конечном итоге — гражданина. Действительно, когда человека, например, можно «создать» извне, путём миграционной политики, к чему ломать голову над проблемой его рождаемости внутри страны, то есть над проблемой разводов, врождёнными дефектами детей и т.д.? Зачем думать о его достойном обеспечении работой, социальными гарантиями, если есть «арбайтеры»? В конце концов, зачем думать об экологии, для населения, которое всегда находится в поисках работы?
Эта роскошь, роскошь миграционного способа восполнения трудовых ресурсов: имеется в виду массы, в большей мере состоящей из бесправных, законодательно «подвешенных» людей, доступна только для определённых стран, крупных игроков на международной арене. Украина к числу таковых не относится. Она как раз является поставщиком, донором рабочей силы. Позволив себе такой стать, Украина просто облагодетельствовала государства и их экономики вокруг себя. И всё же…
Так как другого, физического способа зачинать человека, растить и воспитывать его, в большинстве своём, кроме как в семье, человечество, со всеми его изощрёнными технологиями, ещё не достигло (разве только не начнётся его официальное массовое клонирование), состояние самой семьи и всю проблематику семьи надо рассматривать как главный объект изучения, как эпицентр. В той же мере и как индикатор состояния современного общества и государства.
Действительно, очень многое, слишком многое, чрезвычайно многое зависит от семьи, исходит из семьи. Вся глубина и связь семьи и государства была пристальным объектом изучения мыслителей прошлого, от Моисея до Маркса. А как обстоит дело сейчас?
Можно конечно решить эту проблему, проблему семьи «классическим», самым простым способом: уничтожить сам институт семьи и брака. Выхолостить всё его строение до основания, распылить и растлить мужеско-женские, читай отцовско-материнские идеалы семьи до социологической трухи, замодернизировать всю архаику семьи до её полной неузнаваемости, до бессмысленного словоблудия и образов из диссертаций и заменить её, на нечто, уже откровенно техническое и прагматическое, похожее, на фабрику по производству ГМО. Только теперь уже — ГМО человека. Однако согласитесь, нынешнее поколение людей морально к такому решению вопроса ещё не готово. Пока… не готово, как не готовы были, лет сто назад, воспринимать семью и брак без освящения его в церкви. А в нынешние современные «особенности» семейной специфики, поколения прошлого просто не поверили бы и восприняли бы их как крушение всей жизни, как уже свершившуюся катастрофу.

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ С НИЧТО
Примечательно, что в нынешнее время в украинских СМИ очень часто озвучивается проблема не семьи и брака, что автору статьи представляется более важным (об этом вся статья), а политическая проблема так называемой «национальной самоидентификации».
То есть этой «национальной самоидентификации» уделяется политиками так много внимания и аргументации, что порой кажется, что именно от неё зависит вопрос жизни и смерти самих политиков, взывающих к этой «самоидентификации». В этом состоит, по мнению руководства страны, самая главная потребность.
Отсюда и социальный массмедийный заказ. Нетрудно заметить, что вся сущность украинской проблемы с «национальной самоидентификацией» всецело лежит в политической плоскости или скорее даже в геополитической, чем во внутренней. Если учесть, что народы 21 века уже давно утратили свою национальную однородность то оживление такой, достаточно несолидной, как для «европейской державы», темы в Украине, говорит только о значительной неустойчивости украинского государства.
Можно так же, уточнить, что вопрос национальной украинской самоидентификации положен во главу политики «оранжевых революционеров», которые полностью монополизировали право судить, что украинское, что не украинское и что такое вообще — украинское. И это при том, что сама оранжевая революция не до конца легитимна в собственной стране!.
Поэтому затеянная «самоидентификация» служит всего-навсего одним из инструментов для евроатлантической перевербовки Украины, как бывшей главной союзницы России по бывшему советско-славянскому блоку. То есть вся «несолидность» вопроса «национальной самоидентификации» списывается за счёт упорно преследуемых геополитических целей и к истинным проблемам гражданина Украины, отношение имеет чисто внешнее, а не внутреннее, навязанное, а не присущее, искусственное, а не естественное.
Дело в том (о чем не стоит никогда и никому забывать), что для человека, его национальная самоидентификация, именно та, которой так неоправданно много нынче уделяют всеобщее политическое внимание, не является первичной. Первичной самоидентификацией человека является, и всегда являлась его самоидентификация как личности. Как существа самосознающего, как существа самоощущающего. Потом идёт самоидентификация пола, мужского или женского, со всеми этапами созревания и социализации, необходимыми для этого. Затем неотвратимо идёт градационная самоидентификация человека как члена семьи, как члена общества, как гражданина. И уж потом, после, идут различные надстройки в виде национальной самоидентификации, профессиональной, групповой и т.д. То есть сам процесс самоидентификации происходит, по принципу усложнения, и каждый раз заново, как каждый раз от ребёнка, при развитии его психики, навыков и способностей мы ожидаем его полноценное созревание для жизни в обществе себе подобных, уже взрослых людей.
Нынешние попытки украинской власти диким, варварски-политиканским способом подменить одну самоидентификацию другой, перескакивая через всю иерархию ценностей человека, приводят как раз к утрате самих этих ценностей. К искажению элементарной житейской логики. Приводят к потере человеком способности воспринимать действительность в многообразной реальности происходящего и соответственно выстраивать жизненно приоритеты поведения, к деформации характера. Одним словом приводят его к ограниченности, в итоге, отражающейся в падении нравственности, в снижении «императивности» сознания человека, в культурном оскоплении. И что самое главное к снижению иммунитета к манипуляциям его сознанием.
Если в супермаркете мы себя самоидентифицируем как покупатели-потребители из рекламных роликов, то на избирательном участке, на парадах, на массовых сборищах или на работе мы себя самоидентифицируем как граждане, как члены обществ, различных групп и профессий и т.д. То есть в нынешних современных условиях мы чаще и дольше всего работники, пассажиры, потребители, избиратели, клиенты и т.д., то есть кто угодно! Но когда же мы люди? Когда и как мы себя самоидентифицируем «людьми»?
Находясь в узко-специфических «коридорах» социума, куда нас втиснуло наше естественное желание выжить и жить (инстинкт — невзирая ни на что), мы очень редко имеем шансы для самоидентификации себя как «просто люди». Единственным источником и причиной, требующей от нас самоидентификации себя как человека, является семья: вечно испытываемая историей и цивилизационными катаклизмами на прочность и живучесть — цепь. Только там, в семье мы можем самоосознать себя, самоидентифицировать с первичными человеческими образами: девочка — мальчик, муж — жена, отец — мать. То есть, если я член семьи — я уже человек.
Система и образ жизни современного мегаполиса и кривляюще-копирующей её глубинки позволяет жить стадною толпой (группой, классом и т.д.). Жизнь в толпе, это чаще всего бессознательное культивирование свободного информационно-полового общения. Семья же, любой её вид, от первобытной, описываемой в трудах Г. Моргана, Ф. Энгельса, до нынешней, с её «глянцевыми» установками и клише, предполагает некую иерархичность, ограничение вплоть до табу, пусть даже и серьёзно потрепанную современной моралью. То есть на лицо конфликт между инстинктом и культурой, описанный ещё Львом Толстым в одном из своих писем-признаний: «В этих огромных скоплениях мужчин и женщин, в этих постоянно алчущих городах, невозможно сохранить истинную добродетель и верность…». Налицо конфликт между культурой (семьёй) и инстинктом (полом), то есть конфликт личностных самоидентификаций.
Ключ к проблеме, лежит в самом понятии «самоидентификация». Термин «Identifico» с латинского означает процесс эмоционального и иного самоотождествления индивида с другим человеком, группой, образцом, образом… Образом! Именно эта внутренняя работа по обозначению и выработке образа для самоотождествления, поиск этого образа, определение и выбор его качеств, как нам кажется благоприятных и означает наше пребывание в человеческом облике! Если в детском возрасте, эти образы нам преподносятся в качестве воспитания и формирования, то есть отчасти насильственно, то в зрелом возрасте мы уже их выбираем по более сложным схемам, но уже самостоятельно, исходя из исходных позиций и установок, базово приобретённых в детстве и приобретаемые в зрелом возрасте, благодаря аффекту. Нетрудно сопоставить и сравнить то качественное и количественное соотношение «образов человека» ныне преподносимые как детям, так и бывшим детям — взрослым для их той самой пресловутой «самоидентификации»! Сплошное социологическое фэнтези, кто во что горазд!
К слову, если президент В. Ющенко так рьяно взывает к национальной самоидентификации, то исходя из явного отсутствия его чёткого контура (не спорного) этого самого «национального образа» для этой самой самоидентификации, можно предположить, что он призывает к самоидентификации населения с образом самого себя! Согласитесь, для президента, выбранного только пятьюдесятью процентами избирателей это достаточно самонадеянно. А для всего народа — просто разрушающе! Всё это можно расценивать как особый вид гуманитарного насилия над собственным «ридным» населением.
Вопрос стоит так: с чем идентифицироваться-то, если образа нет?
В принципе, вся ответственность за наличие и качество «образов», как первичных так и «надстроек» лежит на обществе, на его культурном, государственном ядре, на науке и образовании, на людях берущихся играть роль интеллигенции и в конечном итоге на государстве, если оно вообще способно заботится о себе самом, как полноценном жизнеспособном общественном образовании. На государстве, как на семье в микро и макромасштабном выражении. Серьёзность в подходе к созданию собственных, а не навязанных извне образов самоидентификации, для государства и его целостности, стоит на том же уровне, что и безопасность в атомной энергетике. И заменить политической, читай национальной самоидентификацией в человеке все остальные, жизненно первичные, а стало быть, более необходимые, можно, но только за счёт нарушения других, фундаментальных культурных образований в сознании и подсознании человека и в итоге за счёт искажения его нравственной природы. Короче, за счёт разрушения.
В.Базарный, в вышеупомянутом интервью говорит предельно отчетливо о проблемах, прежде всего связанных самоидентификацией половой, сексуальной. Надо ли лишний раз говорить о том огромном значении, какое приобретает сексуальная самоидентификация в процессе воспроизводства человека? Надо ли ещё раз напоминать о тех магистральных линиях связующих этот процесс с состоянием семьи и состоянием базирующегося на ней, по образу и подобию, государства?

ЕСТЬ ПОЛ — ЕСТЬ ПРОБЛЕМА! НЕТ ПОЛА — НЕТ…
Далее file://localhost/C:/Users/1/Desktop/АПН%20Дети%20войны%20полов%20-%20копия.mht

Поиск по сайту

Яndex